Карта сайта

Штрафные подразделения бронетанковых и механизированных войск, кавалерии, ВВС, ВМФ в годы Великой Отечественной войны

Начало формированию штрафных батальонов (ШБ) и рот в годы Великой Отечественной войны положил приказ № 227 наркома обороны (НКО) СССР И.В. Сталина от 28 июля 1942 г. В приказе требовалось:

«1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить свои преступления против Родины...

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

в) сформировать в пределах армии от пяти до десяти (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной...».

Таким образом, приказ № 227 касался среднего и старшего командного, политического и начальствующего состава, рядовых бойцов и младших командиров «всех родов войск» (выделено. — Авт.). Это нашло отражение и в Положениях о штрафных батальонах и ротах действующей армии, утвержденных 26 сентября 1942 г. заместителем наркома обороны генералом армии Г.К. Жуковым и введенных в действие приказом №298, подписанным 28 сентября заместителем наркома обороны армейским комиссаром 1 ранга Е.А. Щаденко.

Если судить из этих Положений, то штрафные батальоны и роты, хотя и имели особые штаты, но должны были быть стрелковыми (пехотными) формированиями. Их намечалось придавать: штрафные батальоны — стрелковой дивизии (отдельной стрелковой бригаде), а штрафные роты — стрелковому полку (дивизии, бригаде). Однако, как показал опыт Великой Отечественной войны, штрафные подразделения и части создавались и в других родах войск и видах Вооруженных Сил: бронетанковых и механизированных, кавалерии, ВВС и ВМФ.

Штрафные подразделения бронетанковых и механизированных войск

Одним из первых документов, регламентировавших создание штрафных подразделений в бронетанковых и механизированных войсках, стала директива № 156595, которую 10 августа 1942 г. подписали нарком обороны И.В. Сталин и начальник Генерального штаба генерал-полковник А.М. Василевский. В директиве отмечалось, что танковые части и соединения часто несут очень большие потери, при этом потери в танках по техническим неисправностям превышают боевые потери. В этом усматривалось «наличие скрытого саботажа и вредительства со стороны некоторой части танкистов, которые, изыскивая отдельные мелкие неполадки в танке или умышленно создавая их, стремятся уклониться от боя, оставляя танки на поле боя». Директива требовала усилить технический контроль за состоянием танков, сводить в штрафные танковые роты личный состав, уличенный в саботаже или во вредительстве. Эти роты приказывалось под личным наблюдением командиров танковых корпусов или бригад использовать на наиболее опасных направлениях и тем предоставлять им возможность искупить свою вину.

Одновременно директивой № 156595 предписывалось «безнадежных, злостных шкурников из танкистов немедленно изымать из танковых частей, лишая их присвоенного им звания, и в качестве рядовых бойцов направлять в штрафные пехотные роты для выполнения наиболее трудных задач в наземных частях». В штрафные подразделения направлялись не только «безнадежные, злостные шкурники», но и лица командного состава за другие проступки. Например, в переменном составе 8-го отдельного штрафного батальона находились осужденные за различные нарушения бывшие начальник штаба танковой бригады и военный комиссар танковой бригады (Мороз А. Искупление кровью. Как 8-й отдельный штрафной батальон прошел с боями от Волги до Одера//Красная Звезда. 2006. 16 июня). В июне 1944 г. в штрафбат был направлен офицер связи 52-й гвардейской танковой бригады лейтенант Золотухин, потерявший пакет с секретными документами (Баранец В. Пять мифов о штрафбатах//Комсомольская правда. 2007.26 июля).

Кроме штрафных танковых рот, в танковых армиях (1, 2, 3, 4, 5-я) создавались штрафные роты обычного состава (см. приложение).

Штрафные части кавалерии Красной Армии

В разряд штрафных переводились и войсковые части. Весной 1942 г. в Среднеазиатском военном округе, в Ленинабаде, была сформирована 63-я кавалерийская дивизия, которая в мае была переброшена в Закавказье, где получила задачу охранять и оборонять перевалы через Главный Кавказский хребет (Мороз А. Символ чести//Красная Звезда. 2009. 16 сентября). В ноябре дивизия вошла в состав Донского гвардейского казачьего корпуса. В ходе боевых действий на венгерской территории с одним из полков этой дивизии (214-й кавполк; командир гвардии подполковник Е.В. Данилевич) случилась неприятность. «23 октября 1944 г. в 02.00, — отмечалось в журнале боевых действий, — полк с исходного положения у отметки 128.0, что в 1,2 км от Напкор, 1-м и 3-м эскадронами перешел в наступление на Надькалло. К 8.00 эскадроны заняли окраину безымянного поселка, что восточнее Надькалло. В 8.30 противник атаковал полк во фланг танками и большой группой пехоты...». Через несколько дней, 28 октября, в журнале появилась новая запись: «Полк и эскадроны приводят себя в порядок. Вырвались из окружения и вернулись тылы. Организационно оформляются отделения и взвода. Принято 69 человек нового пополнения. Из кондепо получено 57 лошадей... На поиски Боевого знамени высланы взвод разведки и офицеры на автомашинах».

Найти Боевое знамя не удалось. В приказе № 0126 по 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии от 6 ноября говорилось, что внезапным ударом во фланг 214-го кавалерийского полка противник отсек от штаба дивизии и окружил еще и 220-й кавалерийский полк под командованием подполковника П.К. Вдовиченко, наступавший левее. Оба полка сумели вырваться из окружения без своих боевых знамен. Лишь на восьмые сутки после боя нашлось Боевое знамя 220-го кавалерийского полка. В приказе командира дивизии генерал-майора П.М. Крутовских детально говорится о том, как было утрачено Боевое знамя 214-м кавалерийским полком. В бою у Надькалло подполковник Данилевич находился в боевых порядках 1-го эскадрона, а начальник штаба майор Климов — в 3-м эскадроне. При внезапной фланговой атаке противника у Боевого знамени находились отвечавший за его охрану младший лейтенант Зуенко и помощник начштаба полка старший лейтенант Старых. В критической ситуации Старых волевым порядком отобрал у Зуенко знамя и бросился с ним в направлении штаба дивизии. «Старший лейтенант Старых, — подчеркивается в приказе, — не имел полномочий отбирать БКЗ (Боевое красное знамя. — Авт.) у знаменщика, а младший лейтенант Зуенко без разрешения командира полка не имел права передавать кому-либо знамя».

Младший лейтенант Зуенко доложил подполковнику Данилевичу о случившемся лишь спустя 5—7 минут. Командир полка направил вдогонку за старшим лейтенантом Старых группу во главе со своим заместителем майором А.П. Кайдиловым, но ей не удалось найти Боевое знамя. В приказе по дивизии отмечалось, что командиры полков, начальники и офицеры штабов, вовлекаясь в управление боем, забывают о святой обязанности организовывать надлежащую охрану боевых знамен, вверяют их не самым подготовленным людям, плохо их инструктируют и воспитывают. Командиру 220-го кавполка подполковнику П.К. Вдовиченко был объявлен выговор. Относительно подполковника Данилевича генерал Крутовских просил командира корпуса генерал-лейтенанта С.И. Горшкова ходатайствовать перед вышестоящими инстанциями о применении к нему лишь дисциплинарных мер. При этом генерал Крутовских считал возможным учесть боевые заслуги подполковника Данилевича и тот факт, что у Надькалло только благодаря его опыту и личному мужеству полк был спасен.

Военный совет 3-го Украинского фронта, убедившись, что Боевое знамя 214-го кавалерийского полка утрачено безвозвратно, донес об этом наркому обороны И.В. Сталину. Он 23 ноября 1944 г. подписал приказ № 0380 следующего содержания:

«214-й кавалерийский полк 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии (командир полка гвардии подполковник Данилевич) в бою 26 октября 1944 года утерял Боевое Красное Знамя полка.

Потеря Знамени произошла в обстановке, когда соседний 42-й гвардейский кавалерийский полк 10-й гвардейской кавалерийской дивизии, получив новую боевую задачу, оставил свой участок, не предупредив об этом командира 214-го кавалерийского полка, чем оголил фланг этого полка и дал возможность противнику выйти в район командного пункта 214-го кавалерийского полка.

В результате сложившейся обстановки 214-й кавалерийский полк вынужден был начать отход. Знамя полка, направленное с ассистентами к штабу дивизии, при отходе было утеряно.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 21.12.1942 года, командир полка и офицерский состав, виновный в таком позоре, подлежат суду военного трибунала, а войсковая часть расформированию.

Учитывая, что утеря Красного Знамени произошла не вследствие малодушия личного состава 214-го кавалерийского полка, а по причине нераспорядительности командира полка — гвардии подполковника Данилевича и что 214-й кавалерийский полк в предшествующих боях с немецко-фашистскими захватчиками успешно выполнял боевые задания командования, — приказываю:

1. 214-й кавалерийский полк перевести в разряд штрафных и предупредить весь личный состав полка, что своими действиями в боях он должен искупить свою вину перед Родиной.

2. Виновника в утере Боевого Красного Знамени 214-го кавалерийского полка гвардии подполковника Данилевича понизить в звании до майора.

3. Командира 42-го гвардейского кавалерийского полка 10-й гвардейской кавалерийской дивизии гвардии полковника Чеглакова, не предупредившего своего соседа об отходе и тем самым поставившего 214-й кавалерийский полк в тяжелые условия боевой обстановки, снизить в звании до майора.

4. Военному совету 3-го Украинского фронта к 1 февраля 1945 года донести о боевой деятельности 214-го кавалерийского полка для решения вопроса о возможности снятия наказания и выдачи полку вновь Боевого Красного Знамени.

5. Настоящий приказ объявить всему личному составу Красной Армии».

Несмотря на перевод 214-го кавалерийского полка в разряд штрафных, наград у личного состава, как это делалось в штрафных батальонах и ротах, никто не отбирал. На следующий после объявления приказа НКО № 0380 день генерал-майор Крутовских от имени Президиума Верховного Совета СССР вручил ряду офицеров и красноармейцев ордена и медали, которыми те были награждены еще за бой на перевале Ойтуз. Среди награжденных был и Е.В. Данилевич, теперь уже майор, получивший орден Красной Звезды. В феврале 1945 г. по ходатайству военного совета 3-го Украинского фронта полк был выведен из разряда штрафных с правом вновь получить Боевое красное знамя. По свидетельству А. Мороза, ему не удалось найти в фондах полка и 63-й кавдивизии свидетельств, что это знамя было вручено. При выводе 214-го кавполка из разряда штрафных Данилевича в звании подполковника не восстановили. И только 5 ноября 1945 г., когда он находился в распоряжении командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии, приказом наркома обороны Данилевичу снова присвоили воинское звание подполковник (Е.В. Данилевич родился в 1910 г. в Белостоке (ныне — Польша). В 1932 г. окончил кавалерийскую школу в Калинине, а также вечернюю среднюю при гарнизонном Доме Красной Армии. В звании старшего лейтенанта в 1938 г. был исключен из членов ВКП(б) за связь с врагами народа. С началом Великой Отечественной войны командовал различными кавалерийскими полками. В 1943 г. вновь вступил в ВКП(б), но довоенный партийный стаж за ним не сохранили. В 1950 г. Данилевич стал полковником, а действительную военную службу закончил в 1955 г. заместителем командира 33-й гвардейской механизированной дивизии. Награжден орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды).

Штрафные подразделения ВВС

Личный состав ВВС, как и военнослужащие других родов войск, первоначально направлялся в штрафные пехотные части. Так, 9 сентября 1942 г. нарком обороны И.В. Сталин подписал приказ № 0685, который устанавливал, что в штрафные пехотные части следует направлять летчиков-истребителей, уклонявшихся от боя с воздушным противником. Например, в переменный состав 8-го отдельного штрафного батальона входили четыре командира авиазвеньев, два штурмана эскадрильи, восемь авиатехников, два бортмеханика (Мороз А. Искупление кровью. Как 8-й отдельный штрафной батальон прошел с боями от Волги до Одера//Красная Звезда. 2006. 16 июня).

Однако в годы Великой Отечественной войны были сформированы и штрафные авиационные эскадрильи (Мороз А. Штрафной удар с неба//Красная Звезда. 2008. 16 января). При этом они формировались в составе воздушных армий (ВА) по инициативе самих авиаторов. В частности, такая просьба исходила от 8-й воздушной армии, входившей в состав Сталинградского фронта, военному совету которой было предписано разработать соответствующее положение. Положение было подписано начальником штаба 8-й воздушной армии полковником Н.Г. Селезневым и военкомом штаба старшим батальонным комиссаром В. Ануфриковым, а на титульном листе утверждено 6 сентября 1942 г. командующим армией генерал-майором авиации Т.Т. Хрюкиным и военкомом армии бригадным комиссаром А. Вихоревым. Штрафные эскадрильи создавались с целью предоставить возможность летчикам, стрелкам-бомбардирам, техникам и механикам, уличенным в саботаже, проявлении элементов шкурничества, уклонении от полетов, путем выполнения ответственных боевых заданий на самых опасных участках и направлениях искупить свою вину перед Родиной. Все перечисленные выше лица, независимо от занимаемых должностей, должны были направляться в штрафные эскадрильи распоряжением командира дивизии с последующим оформлением и отдачей приказа по личному составу воздушной армии. Отчисление из штрафной эскадрильи осуществлялось по представлению командира дивизии приказом командующего армией. Предусматривалось создание штрафных эскадрилий трех типов: истребительной на самолетах Як-1 и ЛаГГ-3, штурмовой на Ил-2 и легкобомбардировочной на У-2.

Каждая эскадрилья содержалась по штату неотдельной эскадрильи десятисамолетного состава. Она подчинялась непосредственно командиру той дивизии, в которой была оформлена решением командования воздушной армии. Как и в штрафбате, руководящий состав штрафной эскадрильи подбирался из нештрафников. Он включал пять человек: командира и военного комиссара эскадрильи, заместителя командира, адъютанта старшего (начальник штаба) и старшего техника. Весь остальной командный, рядовой летный и технический состав укомплектовывался за счет штрафников. Положение предусматривало единственное исключение: при неукомплектованности штрафной легкобомбардировочной эскадрильи стрелками-бомбардирами командиру дивизии разрешалось замещать эти должности нештрафниками. На командование эскадрилий и дивизий возлагалась обязанность тщательно учитывать всю боевую работу штрафников, и только на основании этих учетных данных возбуждать ходатайство о переводе их в строевые части.

В соответствии с Положением, утвержденным командующим 8-й воздушной армией, 9 сентября 1942 г. были сформированы:

  • истребительная штрафная авиаэскадрилья при 268-й истребительной авиадивизии (командир полковник Б.А. Сиднев);

  • штурмовая штрафная авиаэскадрилья при 206-й штурмовой авиадивизии (командир полковник В.А. Срывкин);

  • легкобомбардировочная штрафная авиаэскадрилья при 272-й ночной бомбардировочной дивизии (командир полковник П.О. Кузнецов).


Эти эскадрильи, оставаясь в непосредственном подчинении командира дивизии, прикреплялись к одному из полков. Например, в 206-й штурмовой авиадивизии штрафная эскадрилья была в подчинении командира 811-го штурмового авиаполка (ШАП). Командиром штрафников был назначен один из лучших летчиков капитан П.Ф. Забавских, до этого возглавлявший обычную эскадрилью. В эту эскадрилью, например, был направлен командир авиаэскадрильи 622-го штурмового полка Г.А. Потлов. 14 августа 1942 г., он, ведя в бой группу из шести самолетов, задание не выполнил, вернулся на свой аэродром с полной бомбовой нагрузкой. Командир 228-й штурмовой авиационной дивизии полковник В.В. Степичев увидел причину невыполнения задачи в трусости ведущего группы. Приказом по армии Потлов был понижен в звании до рядового и направлен в штрафную эскадрилью. Он совершил два боевых вылета в качестве ведомого, два — ведущим звена и восемь — ведущим группы. «Все боевые задания, — отмечал капитан Забавских, — выполнял отлично, в бой идет смело, уверенно и с большим желанием, показывая образцы мужества и отваги. Самолетом Ил-2 овладел в совершенстве, техника пилотирования отличная, может летать в сложных метеорологических условиях... В эскадрилье и в 811-м ШАП пользуется заслуженным боевым авторитетом и любовью всего личного состава полка».

Капитан Забавских ходатайствовал перед командиром 206-й штурмовой авиационной дивизии полковником В.А. Срывкиным о восстановлении Потлова в звании капитана. Однако командир дивизии ходатайство командира эскадрильи не поддержал, ибо считал, что боевых вылетов у Потлова пока маловато. Пришлось капитану Забавских еще раз составлять представление, теперь уже на имя нового комдива — полковника Л.К. Чумаченко. Лишь 24 января 1943 г. приказом по 8-й воздушной армии красноармеец Г.А. Потлов был восстановлен в звании капитана, в правах на заслуженный в боях орден и назначен командиром эскадрильи 811-го штурмового авиаполка.

По утверждению В.Л. Телицына штрафные авиаэскадрильи были созданы на каждом фронте по 3 эскадрильи для летчиков, которые проявили саботаж, трусость и шкурничество. Они просуществовали с лета до конца 1942 г. (Телицын В. Л. Мифы о штрафбатах \ Вадим Телицын. М.: Яуза; Эксмо, 2010). Однако если судить по документам 8-й воздушной армии, то они существовали и позже. Так, 5 июня 1943 г. командир 10-го учебно-тренировочного авиаполка отправил в Астрахань на самолете УТ-2 младшего лейтенанта Минченко и старшину Минина. На полевом аэродроме Началово, как пишет А. Мороз, им надлежало принять самолет Як-1 и вернуться в полк парой. Но летчики к установленному сроку не вернулись. Выяснилось, что они самовольно вылетели из Астрахани в Кизляр за вином и при взлете с пустыря поломали самолет УТ-2. В приказе по этому поводу командующий 8-й воздушной армией отмечал, что за такое исключительное хулиганство Минченко и Минин заслуживают предания суду военного трибунала, но, учитывая их отличную технику пилотирования, а также то, что в полку они были инструкторами, он предоставил им возможность искупить вину в штрафной эскадрилье.

В 8-й воздушной армии успешно проявила себя ночная легкобомбардировочная эскадрилья на самолетах У-2, первым командиром которой был старший лейтенант И.М. Семертей. Летчики этой эскадрильи, как и другие эскадрильи 272-й авиационной дивизии, летали ночью и в сложных метеоусловиях. За ночь они успевали совершить 5—6 боевых вылетов со стандартной бомбовой нагрузкой в 200—230 кг. Летчик-штрафник красноармеец М. Шарипов, в действительности имевший звание батальонного комиссара, за месяц произвел 94 боевых вылета, а красноармеец (бывший старший политрук) К. Волков — 75.

В приказах по 8-й воздушной армии приводится немало примеров тому, как мужественно и самоотверженно действовали летчики-штрафники (Мороз А. Штрафной удар с неба//Красная Звезда. 2008. 16 января). Приведем несколько примеров:

«Сержант Песигин Василий Алексеевич за время пребывания в штрафной эскадрилье с 15 ноября 1942 г. по 15 января 1943 г. произвел 95 боевых вылетов с общим налетом 153 часа 41 минута, из них на защиту города Сталинграда 45 боевых вылетов со средней бомбовой нагрузкой 200?230 кг... Летает смело и уверенно в сложных условиях, не имея случаев потери ориентировки и вынужденных посадок. Для поражения цели, несмотря на ураганный огонь противника, заходил по 2?3 раза. Выполнял специальные задания командования по связи и перевозке грузов частям Красной Армии в Сталинград. Сбросил на территории противника 200 000 листовок...».

«Пилот сержант Смирнов Георгий Кузьмич при выполнении боевого задания на самолете У-2 днем 15 февраля 1943 г. был подбит над целью, получил осколочные ранения в руку и ногу, несмотря на боль, посадил поврежденный самолет под миномето-пулеметным огнем у линии фронта, после чего эвакуировал его в тыл».

«28 февраля 1943 г. сержант Котенко Борис Борисович при штурмовке высоты 101 попал под сильный заградительный зенитный огонь. Несмотря на то, что были перебиты тяги и пробиты бензобаки, бомбы положил точно в цель, после чего посадил самолет на линии фронта и под пулеметным огнем лично эвакуировал его на 20 км в тыл».

«При выполнении боевого задания 28 марта 1943 г. днем на самолете У-2 пилот старшина Казарянц Владимир Егишевич, будучи обстрелянным зенитно-пулеметным огнем, получил ранение в ногу и, истекая кровью, привел самолет на свой аэродром».

«Старший техник-лейтенант Седлик Мечислав Дариусович, работая оружейником, обеспечил 210 самолето-вылетов с хорошей подготовкой вооружения».

«Старший техник-лейтенант Ноготков Василий Николаевич, осужденный военным трибуналом 35-го района аэродромного базирования сроком на 5 лет, работая механиком, обеспечил 129 боевых вылетов при образцовом содержании материальной части».

В публикации М.А. Емельянова-Лукьянчикова подробно рассказывается о боевом пути летчика И.Е. Федорова, который во время войны командовал группой штрафников в 3-й воздушной армии (Емельянов-Лукьянчиков М.А. Боевой путь летчика И.Е. Федорова//Вопросы истории. 2005. № 5). В книге В.Л. Телицына «Мифы о штрафбатах» приводятся рассказы очевидцев воздушных боев И.Е. Федорова и его подопечных:

«Я был очевидцем воздушного боя 23 сентября 1942 года — над аэродромом Бошарово, в 8:30, на высоте 1200 метров — между восемнадцатью Ю-88 и шестью Ме-109ф и четверкой наших, из которых воздушный бой вел командир группы штрафников Калининского фронта 3 ВА — майор Федоров, — отмечал начальник штаба 163-го истребительного авиационного полка майор Сушко. — В результате воздушного боя двумя атаками — снизу, спереди и сзади — с дистанции 50−75 метров им был сбит один самолет Ю-88, который упал в районе северо-восточнее Ржева в 2 км. При падении самолет разбит, экипаж погиб, что и подтверждаю».

Летчики 157-го истребительного авиаполка 273-й истребительной авиадивизии майор В.Ф. Волков и Герой Советского Союза капитан И.С. Зудилов рассказывали: «Мы... 25 сентября 1942 года наблюдали воздушный бой командира группы штрафников майора Федорова с группой самолетов противника Ю-88 и Ме-109ф, в районе аэродрома Бошарово. В результате воздушного боя майор Федоров сбил один Ю-88 и один Ме-109ф, которые упали в районе: восточнее Ржева, в 15 км. Самолеты сгорели».

А вот что писал о воздушном бое 26 сентября 1942 г. командующий 3-й воздушной армией генерал М.М. Громов: «Над Ржевом, ведя бой с девятью самолетами противника, Федоров сбил один самолет Ю-88, и в тот же день, в другом воздушном бою — против десяти самолетов противника, подбил один самолет Ю-88».

Штрафные подразделения ВМФ

Личный состав ВМФ, как и представители других родов войск, первоначально также направлялся в пехотные штрафные части. В соответствии с директивой № 360/ш наркома ВМФ адмирала флота Н.Г. Кузнецова от 30 июля 1942 г. приказ № 227 был принят к исполнению и руководству командующими флотами и флотилиями.

М. Некрасова, публикуя воспоминания агитатора штрафной роты И.И. Рощина, пишет: «Однажды в штрафную роту привезли необычное пополнение. Это были моряки из Поти, человек тридцать. Командир роты говорит Рощину: «Иди, Иван, разберись, что там за публика!» На этот раз «публика» действительно была неординарная. Боевая — в самом прямом и конкретном смысле этого слова. Вернувшись из очередного похода, пошли в увольнение на берег. Помянули погибших товарищей, и очень не понравились морякам рыночные торговцы — здоровые мужики, место которых в трудный для Родины час, конечно, не за прилавком, а на фронте. Ну, моряки и объяснили им это на деле, за что угодили под трибунал — с подачи местных властей» (Некрасова М. Искупить кровью//Гвардия России. 2004. № 6 (21). Май).

А.В. Пыльцын пишет: «Нештатным «начальником штаба» (проще говоря — взводным писарем) был у меня капитан-лейтенант Северного флота Виноградов. Он прекрасно владел немецким языком, но, как, ни странно, именно это знание языка противника и привело его к нам в ШБ. Будучи начальником какого-то подразделения флотской мастерской по ремонту корабельных радиостанций, он во время проверки отремонтированной рации на прием на разных диапазонах наткнулся на речь Геббельса. И по простоте душевной стал ее переводить на русский в присутствии подчиненных. Кто-то донес об этом то ли в Особый отдел, то ли в прокуратуру, и в результате получил Виноградов два месяца штрафбата «за пособничество вражеской пропаганде»... А взял я его к себе в этом качестве потому, что он обладал почти каллиграфическим почерком, к тому же мог сгодиться как переводчик, хотя я сам немецкий знал сравнительно неплохо» (Пыльцын А.В. Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошел до Берлина. — СПб.: Знание, ИВЭСЭП, 2003. С. 55).

28 декабря 1944 г. нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов подписал приказ № 0935, который требовал направлять в штрафные части:

«а) офицеров, осужденных военными трибуналами с лишением воинского звания;

б) офицеров, осужденных военными трибуналами хотя и без лишения воинских званий, но за тяжкие преступления (убийство, разбазаривание военного имущества, злостное хулиганство и др.)».

При этом офицеров, осужденных на Краснознаменном Балтийском, Северном и Тихоокеанском флотах и на Краснознаменной Амурской флотилии, следовало направлять в штрафные части Краснознаменной Днепровской флотилии, а осужденных на Черноморском флоте и Каспийской флотилии — в штрафные части Дунайской флотилии.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны, кроме стрелковых штрафных формирований, по особым приказам создавались штрафные танковые роты и авиаэскадрильи. В разряд штрафных на определенное время была переведена и войсковая часть — кавалерийский полк. Свои штрафные взводы и роты имел и Военно-Морской Флот (см. приложение).


Владимир Дайнес, кандидат исторических наук,
старший научный сотрудник 22-го научно исследовательского отдела
2-го научно-исследовательского управления Научно-исследовательского
института (военной истории) ВАГШ ВС РФ

Приложение

Перечень
штрафных частей бронетанковых и механизированных войск,
кавалерии, ВВС И ВМФ в годы Великой Отечественной войны

Приводится по: Перечень № 33 стрелковых частей и подразделений (отдельных батальонов, рот и отрядов) со сроками вхождения их в состав Действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941−1945 гг. Приложение к директиве Генерального штаба от 2 июня 1962 г. № 203354. - М., 1962. С. 112−117, 229−324; Вся правда о штрафбатах\Сборник. — М.: Яуза; Эксмо, 2010. С. 480−576.

Бронетанковые и механизированные войска

Отдельная штрафная рота 1-й танковой армии — 22.02−12.03.1943, 28.04?2.08.1943 (2 августа 1943 г. переименована в 294-ю отдельную штрафную роту).

Отдельная штрафная рота 3-й танковой армии — 28.08−18.09.1942.

Отдельная штрафная рота 5-й танковой армии — 23.09−25.10.1942.

Отдельная штрафная рота 5-й танковой армии (при 266-й стрелковой дивизии 3-го формирования) — 5.02−6.03.1943.

1-я отдельная штрафная рота 4-й танковой, 65-й армий — 13.10−25.12.1942.

2-я отдельная штрафная рота 4-й танковой, 65-й армий — 13.10−15.12.1942.

5-я отдельная штрафная рота 2-й танковой армии — 7.04−29.04.1943.

5-я отдельная штрафная рота 5-й танковой армии — 23.09.1942−18.03.1943 (18 марта 1943 г. переименована в 195-ю отдельную штрафную роту).

131-я отдельная штрафная рота 21-й, 5-й танковой армий — 21.10.1942−18.03.1943 (18 марта 1943 г. переименована в 194-ю отдельную штрафную роту).

Кавалерия

214-й кавалерийский полк 63-й кавалерийской Корсуньской Краснознаменной дивизии — 23 ноября 1944 г. — февраль 1945 г.

Военно-воздушные силы
(сведения по штрафным авиаэскадрильям неполные и требуют дополнительного исследования)

Группа штрафников 3-й воздушной армии.

Истребительная штрафная авиаэскадрилья при 268-й истребительной авиадивизии 8-й воздушной армии.

Штурмовая штрафная авиаэскадрилья при 206-й штурмовой авиадивизии 8-й воздушной армии.

Легкобомбардировочная штрафная авиаэскадрилья при 272-й ночной бомбардировочной дивизии 8-й воздушной армии.

Военно-Морской Флот

472-я штрафная рота (Дунайской военной флотилии) — 30.11.1944−09.05.1945 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. М., 1960. С. 128).

487-я отдельная штрафная рота Краснознаменного Балтийского флота — 02.04.1943−02.02.1945 (Перечень № 19 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской военной флотилии и Ильменского отряда кораблей, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). М., 1960. С. 153).

610-я отдельная штрафная рота Волжской военной флотилии — 18.10.1942−15.01.1943 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 63).

612-я отдельная штрафная рота Краснознаменного Балтийского флота — 11.10.1942−31.03.1944 (Перечень № 19 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской военной флотилии и Ильменского отряда кораблей, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). С. 153).

613-я отдельная штрафная рота Черноморского флота − 06.09.1942−16.09.1944 (Перечень № 18 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Черноморского флота и Азовской военной флотилии, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). М., 1960. С. 164).

614-я отдельная штрафная рота (Северного флота) — 17.09.1942−15.01.1945 (Перечень № 17 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Северного флота и Беломорской военной флотилии, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. М., 1960. С. 111).

845-я штрафная рота Днепровской военной флотилии — 24.12.1944−09.05.1945 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 88.).

473-й штрафной взвод (Дунайской военной флотилии) — 30.11.1944−09.05.1945 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровский, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 130).

587-й отдельный штрафной взвод Краснознаменного Балтийского флота — 11.10.1942−02.02.1945 (Перечень № 19 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Краснознаменного Балтийского флота, Ладожской военной флотилии и Ильменского отряда кораблей, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). С. 181).

588-й отдельный штрафной взвод (Черноморского флота) — 24.11.1942−16.09.1944 (Перечень № 18 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Черноморского флота и Азовской военной флотилии, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). С. 192).

589-й отдельный штрафной взвод Северного оборонительного района — 17.09.1942−10.02.1945 (Перечень № 17 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Северного флота и Беломорской военной флотилии, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 128).

732-й штрафной взвод Днепровской военной флотилии — 14.09.1943−01.03.1944 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 89).

846-й штрафной взвод Днепровской военной флотилии — 24.12.1944−09.05.1945 (Перечень № 21 органов управления, соединений, кораблей, частей и учреждений Амурской, Волжской, Днепровской, Дунайской, Каспийской, Онежской, Пинской и Чудской военных флотилий, входивших в состав Действующей армии в период Великой Отечественной войны (1941−1945 гг.). Приложение к директиве Генерального штаба от 2 апреля 1960 г. № 170183. С. 90).

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false