Карта сайта

Невельская наступательная операция

Еще в августе 1943 г., задолго до завершения Смоленской наступательной операции, командующий войсками Калининского фронта генерал армии А.И. Еременко получил от Ставки ВГК задачу выработать предварительный замысел нанесения удара на невельском направлении.


Схема Невельской наступательной операции. 6–10 октября 1943 г.

Однако сложившаяся в то время обстановка не позволила в кратчайшие сроки реализовать этот план. Вернуться к нему командование Калининского фронта смогло только в конце сентября, когда приступило к подготовке Невельской наступательной операции. В соответствии с ее замыслом основная роль в ней отводилась 3-й ударной армии генерал-лейтенанта К.Н. Галицкого. Она должна была нанести главный удар в направлении г. Невель, овладеть городом, после чего закрепиться севернее и западнее него в полосе межозерных дефиле. Другой удар, в направлении г. Городок, наносила 4-я ударная армия генерал-майора В.И. Швецова.

К октябрю 1943 г. 3-я ударная армия действовала в полосе шириной 105 км. Ей противостояли пять немецких дивизий 2-го авиаполевого и 43-го армейского корпусов, которые за шесть месяцев обороны создали несколько эшелонированных оборонительных полос и рубежей, оборудованных траншеями, ходами сообщений полного профиля, блиндажами и деревоземляными огневыми точками. Передний край был прикрыт двумя полосами минных полей глубиной 40–60 метров каждая, а также двумя рядами проволочных заграждений. Общая глубина первой полосы доходила до 6–7 км.

Созданию устойчивой обороны относительно небольшими силами способствовала и лесисто-болотистая, сильно пересеченная местность с обилием естественных преград. Сам г. Невель со всех сторон был окаймлен многочисленными озерами, разделенными несколькими дефиле шириной не более 2 км. Между озерами противник отрыл противотанковые рвы, а на дорогах установил мины и железобетонные надолбы в 5–8 рядов. Населенные пункты на подступах к городу он превратил в узлы сопротивления. Гарнизон Невеля состоял из 343-го охранного батальона, строительного батальона 43-го армейского корпуса, тыловых частей и учреждений – всего более 2 тыс. человек.

3-я ударная армия объединяла в своем составе пять стрелковых дивизий, три стрелковые бригады, одну танковую бригаду, семь пушечных, гаубичных и минометных полков, истребительный противотанковый и зенитный артиллерийский полки и два полевых укрепленных района. Численность стрелковых дивизий составляла в среднем 5–6 тыс., стрелковых бригад – 3–4 тыс. человек. Вести наступление такими ограниченными силами во всей полосе было нереально. Поэтому генерал-лейтенант К.Н. Галицкий принял решение прорвать оборону врага на узком участке, ширина которого составляла всего 4 км. К нему в короткие сроки с соблюдением мер маскировки были сосредоточены, по сути, все боеспособные соединения, а также все танки (54 единицы) и почти вся артиллерия армии (814 орудий и минометов из 886). В остальной полосе заняли оборону два полевых укрепленных района, армейский запасный полк, четыре заградительных отряда и две слабо укомплектованные стрелковые дивизии.

Оперативное построение армии включало: первый эшелон (28-я и 357-я стрелковые дивизии) и эшелон развития успеха (78-я танковая бригада, 21-я гвардейская стрелковая дивизия, один из полков которой должен был действовать на автомашинах, три артиллерийских полка). Резерв составляли 46-я гвардейская стрелковая дивизия, 31-я и 100-я стрелковые бригады. Такое эшелонирование сил и средств обусловливалось ведением боевых действий в лесисто-болотистой местности, когда маневр вдоль линии соприкосновения сторон был крайне затруднен, и необходимостью в связи с этим непрерывно наращивать силу удара из глубины.

Переходу главных сил в наступление предшествовала разведка боем, начатая в 5 часов утра 6 октября. Для ее проведения от каждой из двух дивизий первого эшелона было выделено по стрелковой роте, поддерживаемой артиллерией. И хотя передовые подразделения не смогли захватить отдельные участки первой траншеи противника, их действия позволили уточнить его огневые точки, выявить несколько минометных и артиллерийских батарей, а также наблюдательных пунктов. В 8 часов 40 минут началась артиллерийская подготовка атаки, которая продолжалась 1 час 35 минут и завершилась залпом двух полков реактивной артиллерии. После этого несколько групп по 6–8 самолетов 211-й штурмовой авиационной дивизии полковника П.М. Кучмы нанесли удары по опорным пунктам немецких подразделений на переднем крае и в тактической глубине.

После ударов артиллерии и авиации 357-я и 28-я стрелковые дивизии генерал-майора А.Л. Кроника и полковника М.Ф. Букштыновича перешли в атаку. В течение двух часов части 28-й стрелковой дивизии вклинились в оборону противника на участке шириной 2,5 км и продвинулись вперед до 2 км. Но 357-я дивизия успеха не добилась: ее передовые подразделения были остановлены перед проволочными заграждениями сильным огнем переброшенных немецким командованием тактических резервов. Чтобы не допустить усиления группировки противника на направлении наметившегося успеха и снижения темпов наступления, командующий армией принял решение на ввод в сражение эшелона развития успеха. В 12 часов в узкую горловину двумя колоннами начали втягиваться батальоны 78-й танковой бригады (полковник Я.Г. Кочергин) с десантом автоматчиков, а за ними – полк 21-й гвардейской стрелковой дивизии, подразделения которого передвигалась на автомашинах. В каждой колонне, помимо танков и автомашин, следовали артиллерийские и минометные батареи, противотанковые и зенитные орудия, а также саперы.

Вначале темп продвижения эшелона развития успеха был низким из-за наличия заболоченных участков и минных полей. В сложившейся обстановке ответственная задача была возложена на саперов. Под артиллерийским и пулеметным огнем они, продвигаясь впереди танков, осуществляли разведку и разминирование местности. Вслед за боевыми машинами следовали батальоны 59-го гвардейского стрелкового полка.

Тесное взаимодействие танкистов с саперами, стрелковыми подразделениями и артиллерией, их решительные совместные действия обеспечили успех. К 14 часам 6 октября они преодолели оборону немецких войск и на предельной скорости устремилась к г. Невель, уничтожая отходившие обозы, артиллерию и отбрасывая к северу и югу уцелевшие мелкие группы противника. Танкисты вышли к р. Шестиха, упредив отходившую к ней 2-ю авиаполевую дивизию в занятии выгодного оборонительного рубежа, переправились по исправным мостам через реку и захватили брошенные врагом на огневых позициях артиллерийские орудия.

Уже в 16 часов танковые батальоны с десантом автоматчиков, разгромив подразделения противника на подступах к Невелю, вступили в город, захватили телеграф, вокзал и мосты. Вслед за ними вошли передовые подразделения 59-го гвардейского стрелкового полка 21-й гвардейской стрелковой дивизии. К исходу 6 октября г. Невель был очищен от врага.


В освобожденном Невеле. 1943 г.

По сути, 3-я ударная армия достигла цели операции в течение одного дня, продвинувшись вперед более чем на 35 км, что в условиях хорошо подготовленной в инженерном отношении обороны и лесисто-болотистой местности являлось большим успехом. Не давая возможности противнику восстановить утраченное положение и управление войсками, командующий армией ввел в сражение 31-ю стрелковую бригаду. Уничтожая отходившие группы врага, она к утру 7 октября расширила прорыв до 10–12 км. К исходу дня бригада овладела рубежом Печище, оз. Еменец (южнее г. Невель). Севернее города закрепилась введенная в сражение с утра 8 октября 46-я гвардейская стрелковая дивизия генерал-майора С.И. Карапетяна.

Стремясь не допустить дальнейшего продвижения 3-й ударной армии в северо-западном направлении, немецкое командование начало спешно перебрасывать на угрожаемое направление резервы с других участков – 58-ю и 122-ю пехотные дивизии из районов Волхова и Старой Русы, 281-ю охранную дивизию из-под Новоржева. Одновременно сюда были нацелены крупные силы авиации, которая, действуя группами по 20–40 самолетов, стала наносить удары по боевым порядкам советских войск.

Утром 8 октября противник ввел в сражение вновь прибывшие части общей численностью не менее двух дивизий. Наиболее сильный удар он нанес западнее Невеля – по позициям 69-го гвардейского стрелкового полка 21-й гвардейской стрелковой дивизии. Здесь в контратаке участвовало до пехотного полка с двенадцатью танками при поддержке авиации. Им удалось на одном из участков приблизиться к городу. Однако дальнейшее его продвижение было остановлено подразделениями 47-го гвардейского артиллерийского полка и 78-й танковой бригады. При их поддержке 69-й гвардейский стрелковый полк восстановил утраченное положение. Но и после этого враг не оставлял надежды прорваться к Невелю, непрерывно атакуя в течение 9 и 10 октября.

Перейдя частью сил к обороне, армия в то же время попыталась развить наступление. 9 октября 46-я гвардейская стрелковая дивизия освободила десять населенных пунктов и расширила прорыв до 20–25 км. На следующий день ее полки, переправившись через р. Еменка, заняли железнодорожную станцию Опухлики и вышли на рубеж р. Балаздын. Продолжали теснить врага 28-я и 357-я стрелковые дивизии, а также наносившие вспомогательный удар 185-я стрелковая дивизия и 153-й армейский запасный полк. Однако на всех направлениях численное превосходство уже было на стороне противника.

На этом Невельская наступательная операция завершилась. В ее ходе 3-я ударная армия нанесла серьезный урон немецким 263-й пехотной и 2-й авиаполевой дивизиям, которые потеряли более 7 тыс. человек убитыми
и ранеными. Советские войска захватили более 400 пленных, 150 орудий и минометов, свыше 200 пулеметов, до 40 различных складов, большое количество стрелкового вооружения, боеприпасов и другого военного имущества. Потери самой армии составили почти 2 тыс. человек, из них около 500 – безвозвратные. В 78-й танковой бригаде из 54 танков было утрачено только семь.

Валерий Абатуров,
ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ, кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false